30 января 2014 мистика 4 1297


"Это был человек - планета, вокруг которого с размеренной торжественностью, в божественном ритме вращалась вселенная".Это поэтическое описание как нельзя лучше соответствует загадочному образу противоречивого итальянского скрипача-виртуоза, оставившего неизгладимый след в культурной жизни Европы XIX века и признанного гением мирового музыкального искусства.Но почему человек, обладавший колоссальным талантом, невероятным трудолюбием, благородством натуры и тонкостью души, обрел славу тюремщика, убийцы и страшного колдуна, продавшего душу дьяволу? Был ли это вымысел? Нелепые легенды? Быть может это - просто черный «piar», или чья-то жестокая месть? И был ли на самом деле Никколо Паганини таким безобразным, каким изображали его на карикатурных портретах? В этом всем необходимо разобраться, и, по возможности, восстановить историческую справедливость. Забегая вперед, скажем, что врагов и завистников в жизни великого скрипача было более чем достаточно, чем и обусловлено укоренившееся в общественном сознании представление о Паганини как о слуге темных сил.

Все началось с мрачного названия места рождения величайшего скрипача всех времен и народов. В небольшом квартале Генуи, в узком переулочке под названием «Черная кошка», 27 октября 1782 года у Антонио Паганини, бывшего портового рабочего и его жены Терезы Боччардо, простой горожанки, родился сын Никколо. Антонио имел в порту небольшую лавку, страстно любил музыку и играл на мандолине и скрипке. Это были простые песенки, веселые и запоминающиеся народные мелодии, которые исполнялись Антонио с мрачным лицом. По счастью, жена его, Тереза, была женщиной мягкой, кроткой и покорной. Будучи не в силах переделать характер мужа, всегда недовольного и ворчливого, она старалась не противоречить ему. Тереза находила утешение в религии и детях. Их было у нее пятеро. Однажды матери Никколо приснился удивительный сон: явился к ней ангел и спросил, какую милость от Бога она хотела бы получить. Поскольку глубоко верующая женщина очень любила музыку, она попросила божественного посланца о том, чтобы ее сын Никколо стал великим музыкантом. Рассказ об этом чудесном сне произвел сильное впечатление на мужа Терезы, также неравнодушного к музыке. Посовещавшись, родители Никколо твердо решили обучать ребенка игре на скрипке - инструменте, ставшем благодаря стараниям Гварнери, Страдивари и Амати музыкальным символом Италии.

Никколо было семь лет, когда отец впервые вложил в руки будущего виртуоза крошечную скрипку, которая с того дня стала его единственной игрушкой. Но очень скоро юный скрипач понял, что занятие музыкой - это не только удовольствие, но и тяжелый, кропотливый труд. Мальчик очень уставал, но отец заставлял талантливого ребенка заниматься целыми днями, не позволяя выходить на улицу для игр со сверстниками. Проявляя упорство и неудержимую волю, Никколо с каждым днем все больше и больше увлекался игрой на инструменте. Бесспорно, такие чрезмерные занятия, недостаток кислорода, движения и питания, - не могли не отразиться на его растущем организме и, конечно же, подорвали здоровье мальчика. Однажды Никколо, изможденный многочасовыми занятиями, упал бездыханным в каталептической коме. Родители сочли мальчика умершим, поскольку он не подавал никаких признаков жизни. Никколо пришел в себя лишь в гробу при душераздирающих звуках траурной музыки. Его идеальный слух не в состоянии был воспринимать фальшь даже тогда, когда Паганини находился между жизнью и смертью. Вернувшись с «того света», юный скрипач с еще большим рвением взялся за освоение сложных технических приемов игры на любимом музыкальном инструменте. Благодаря своему усердию и твердости характера за очень короткое время Никколо достиг столь больших успехов, что слава о его необычайных способностях шагнула далеко за пределы скромного переулка Черной кошки.

Уже в восьмилетнем возрасте Никколо написал скрипичную сонату и несколько трудных вариаций. Первым серьезным педагогом Паганини стал генуэзский поэт, скрипач и композитор Франческо Ньекко. В десять с половиной лет Никколо, в течение полугода взял 30 уроков у скрипача Джакомо Коста и, в то же время, стал регулярно играть в церквах на воскресных и праздничных богослужениях. В генуэзской газете «Аввизи» от 31 мая 1794 года можно было прочитать: «В понедельник 26 мая в церкви Сан-Филиппо Нери состоялась месса. Был исполнен гармонический концерт искуснейшим молодым человеком одиннадцати лет - синьором Никколо Паганини, учеником знаменитого преподавателя музыки Джакомо Коста, который вызвал всеобщее восхищение». Нельзя не отметить еще одного учителя Никколо Паганини - виолончелиста, прекрасного полифониста Гаспаро Гаретти, привившего юноше отличную композиторскую технику. Развивая способность слышать внутренним слухом, он заставлял его сочинять без инструмента.

По мере того, как искусство владения скрипкой Никколо становится более виртуозным и отточенным, Антонио Паганини отправляется вместе с юным скрипачом в первое концертное турне по городам Италии: Милану, Болонье, Флоренции, Пизе и Ливорно. Успех сопутствует маленькому виртуозу повсюду и все больше воспламеняет душу юного дарования. Никколо интуитивно понимает, что не сможет наилучшим образом выразить себя и достичь вершин своего искусства, если не найдет применения своему страстному темпераменту в своих сочинениях. Великими были его предшественники: Корелли, Вивальди, Тартини, творчество которых глубоко изучал Паганини, но их музыка, написанная в спокойной и сдержанной манере, не отвечала бурному и несдержанному характеру Паганини. Как ни странно, но именно в юном возрасте родились многие из его прославленных каприччио, где прослеживается творческое переосмысление скрипичных технических приемов и принципов в музыке, впервые введенных итальянским композитором Локателли, которые представляли собою скорее технические упражнения. Но стоило руке гения коснуться сухих формул, и они, преобразившись, превратились в оригинальные, блестящие миниатюры, ошеломляющие своей виртуозностью. 24 каприччио Паганини до сих пор остаются одним из самых уникальных явлений музыкальной культуры скрипичного искусства, поражают неудержимой страстностью, невероятной смелостью и оригинальностью мышления. Эти небольшие произведения оказали колоссальное воздействие, как на музыкантов-современников великого итальянца, так и на композиторов будущих поколений. Вдохновившись, новыми, оригинальными идеями генуэзского виртуоза, переложив для своего инструмента «Компанеллы» и некоторые каприччио Паганини, Ференц Лист открыл новую эру в истории фортепьянного искусства.

Никколо, играя на скрипке, имитировал пение птиц, звучание флейты, трубы, рожка, мычание коровы и человеческий смех, используя контрасты тембров и регистров, применял ошеломляющее разнообразие эффектов. Однажды Паганини заменил обычный смычок длинным, что поначалу вызывало смех у слушателей, но вскоре он был награжден за эту странность горячими аплодисментами. Вот такими были ранние годы гения, Никколо Паганини, но вокруг жизни легендарного скрипача еще не мало ходило мистических слухов и легенд, и я ,с удовольствием, поведаю вам об этом еще.

Комментарии

30 января 2014 Ссылка Слава
Всегда познавательно и поучительно прочесть о жизни Великих людей.
30 января 2014 Ссылка Lesly
Класс..всегда интересовалась этой личностью!
30 января 2014 Ссылка Бонни
ух ты..с удовольствием и интересом прочла
30 января 2014 Ссылка Нати
вот это дааа..мне кажется или что-то подобное было и в жизни Николая Гоголя..летаргический сон..хм..случайность или действительно эти великие люди были не спроста связаны с мистикой и темными силами