07 ноября 2013 легенды и мифы 4 836


Дом создателя мистического «Мастера и Маргариты» овеян легендами не меньше, чем сам Михаил Булгаков. В здание №13 на Андреевском спуске писатель с семейством заселился в 1906-м году, чтобы прожить там ровно 13 лет. Несмотря на то, что с литературоведческой точки зрения Дом Булгакова более связан с произведением «Дни Турбиных», добрый десяток легенд этого здания «сотканы» по мотивам «Мастера и Маргариты». Так, в доме №13 время от времени видят очертания женщины, которую практически сразу окрестили Маргаритой, призрак Мастера, являющийся и посетителям, и сотрудникам музея, который был собран исследователями буквально по частицам. Еще в этом здании «живет» домовой, который очень не любит ремонты, кот Бегемот, и два безымянных пока призрака – один светлый с рожками, а второй темный и без оных. Впрочем, буквально каждый дом Андреевского спуска связан с какой-то старой и загадочной историей, так что находясь на этой улице и без «креатива» экскурсоводов, всеми силами желающих завлечь туристов, начинаешь потихоньку верить в мистику. Правда, по мнению многих киевлян, непередаваемая атмосфера старинной улицы была подпорчена недавно закончившейся реконструкцией. Немного об истории знаменитого дома. Здание построено в 1888—1889 годах по проекту архитектора Н. Н. Горденина для жены купца Литошенко. В этом доме «постройки изумительной», Булгаковы прожили 13 лет с 1906 по 1919 год. Особняк состоит из каменных цоколя и первого этажа, а весь верхний этаж — деревянный, обложенный кирпичом и крытый железом. Новым владельцем дома стал З. П. Мирович, купец и почётный гражданин Киева, который кроме этого дома владел ещё тремя домами на этой улице, которые вместе представляли собой целую усадьбу. Вся недвижимость усадьбы была оценена в 22 250 руб. Главный дом — в 13 000 рублей, два небольших — в 4 500 и 3 750 руб. Совсем крохотный дом, примыкавший к большому (из одной комнаты и кухни с коридором — квартира Щегловых в «Белой гвардии») — в 1 000 рублей. Все помещения сдавались в аренду с годовой прибылью в 2 620 рублей. Самой дорогой была квартира на втором этаже («все семь полных и пыльных комнат»), и обходилась Булгаковым в 720 рублей в год. В 1909 году дом купил архитектор В. П. Листовничий и поселился с женой и пятилетней дочерью Инной на первом этаже. Киевское общество взаимного кредита предоставило ему возможность заплатить только половину необходимой суммы, оставшуюся половину погасить в течение 8 лет за 7 % годовых. Последний взнос необходимо было сделать 7 ноября 1917 года. «Мы покупали дом вместе с жильцами» — вспоминала дочь хозяина И. В. Листовничая. В 1965 году в самый канун публикации «Мастера и Маргариты» дом отыскал киевлянин писатель и архитектор по первой профессии В. П. Некрасов, вот как он описал свои впечатления:«Андреевский спуск — лучшая улица Киева… Крутая, извилистая, булыжная. Новых домов нет. Один только. А так — одно-двухэтажные… Так он и останется со своими заросшими оврагами, садами, буераками, с теряющимися в них деревянными лестницами, с прилепившимися к откосам оврагов домиками, голубятнями, верандами, с вьющимися грамофончиками, именуемыми здесь „кручеными панычами“, с развешанными простынями и одеялами, с собаками, с петухами… И вот мы стоим перед этим самым домом № 13 по Андреевскому спуску. Ничем не примечательный двухэтажный дом. С балконом, забором, двориком, „тем самым“, с щелью между двумя дворами, в которую Николай Турбин прятал свои сокровища. Было и дерево, большое, ветвистое, зачем-то спилили, кому-то оно мешало, затемняло».В очерке, написанном вскоре после первых посещений «дома Турбиных», Некрасов описал, как он нашёл этот дом:«Над двухэтажным домом № 13, постройки изумительной (на улицу квартира Турбиных была во втором этаже, а в маленький, покатый, уютный дворик — в первом), в саду, что лепился под крутейшей горой, все ветки на деревьях стали лапчаты и обвисли. Гору замело, засыпало сарайчики во дворе — и стала гигантская сахарная голова. Дом накрыло шапкой белого генерала, и в нижнем этаже (на улицу — первый, во двор под верандой Турбиных — подвальный) засветился слабенькими желтенькими огнями… Василий Иванович Лисович, а в верхнем — сильно и весело загорелись турбинские окна». Ничто с тех пор не изменилось. И дом, и дворик, и сарайчики, и веранда, и лестница под верандой, ведущая в квартиру Василисы (Вас. Лис.) — Василия Ивановича Лисовича, — на улицу первый этаж, во двор — подвал. Вот только сад исчез — одни сарайчики. Первый мой визит, повторяю, был краток. Я был с матерью и приятелем, приехали мы на его машине, и времени у нас было в обрез. Войдя во двор, я робко позвонил в левую из двух ведущих на веранду дверей и у открывшей её немолодой дамы-блондинки спросил, не жили ли здесь когда-нибудь люди по фамилии Турбины. Или Булгаковы. Дама несколько удивленно посмотрела на меня и сказала, что да, жили, очень давно, вот именно здесь, а почему меня это интересует? Я сказал, что Булгаков — знаменитый русский писатель, и что все, связанное с ним… На лице дамы выразилось ещё большее изумление. — Как? Мишка Булгаков — знаменитый писатель? Этот бездарный венеролог — знаменитый русский писатель? Тогда я обомлел, впоследствии же понял, что даму поразило не то, что бездарный венеролог стал писателем (это она знала), а то, что стал знаменитым…

Комментарии

18 ноября 2013 Ссылка Бонни
замечательная статья!
08 ноября 2013 Ссылка Ася
о....божественный музей там сейчас, очень люблю его посещать...спасибо за рассказ!
07 ноября 2013 Ссылка Lesly
Очень интересно..класс!
07 ноября 2013 Ссылка Малина
классная статья..о Булгакове всегда интересно почитать..сплошная мистика